Между оппозиционностью и деструктивностью

17.05.2014

СТАТЬЯ "Между оппозиционностью и деструктивностью: к проблеме установления критериев социальной ответственности политического журналиста" для альмаха "Акценты", тезисы которой были озвучены в докладе на XXV всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации»

Фаультет журналистики ВГУ, 16.05.201

Закрепление свободы слова как фундаментального права в Конституции РФ подразумевает, что его реализация должна осуществляться во благо обществу, а не во вред. Именно на такой аксиоме базируются все законодательные ограничения, накладываемые на деятельность СМИ. Применение некоторых из них на практике относительно редко вызывает дискуссии по вопросу о чрезмерности госвмешательства в деятельность масс медиа: например, такое: «Запрещаются распространение в средствахмассовойинформации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров…»[1].

Другие правовые нормы, определяющие пределы допустимого для журналиста, напрямую касаются политической сферы и при приведении в действие чаще вызывают споры  о правомерности государственного воздействия на редакцию или автора. Это, например, относится к экстремистским материалам, идеологически нацеленным на «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации»; «публичное оправдание терроризма»; «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни»[2]. Однако при осуществлении правоприменительной практики вырабатываются более совершенные подходы к регулированию данных правоотношений.

Вместе с тем стоит обратить внимание на случаи, когда законодательство не нарушается, но медийные сообщения представляются вредоносными для общества. В этом случае мы говорим, что журналист, издание занимают деструктивную позицию. И ее следует отличать от  оппозиционной линии, придерживаясь которой СМИ - за счет критики власти, важных общественных институтов - может способствовать осуществлению более эффективного социального управления. Проведение же деструктивной линии  оказывает только разрушительное, негативное влияние на  общественное развитие.

Вопрос в том, как различить оппозиционный и деструктивный характер деятельности СМИ.  Предлагается следующий набор требований, соблюдение которых отличает первое от второго.

1. Следование в русле национальных интересов собственной страны, а не иностранных государств.

При оппозиционном отношении к происходящему в политической сфере можно не соглашаться с внутренней и внешней политикой государственного руководства.  Но поддержка усилий по нанесению вреда собственной стране и собственному народу извне – например, оправдание санкций против России, тем более призывы к их введению - является  уже деструктивной позицией. Поэтому оценка воссоединения Крыма с Россией как «агрессии» и «аннексии», предполагающая необходимость экономического и военного давления на нашу страну, - это переход из оппозиционности в деструктивность. И эту черту, как представляется, переступила публицист Елена Санникова в своей колонке на портале «Грани.ru»: «Как поделиться горечью и грустью той России, которая не хочет войны, которая не согласна с теми, кто завладел властью в стране и сделал ее страной-узурпатором, страной-захватчиком, страной-грабителем?»[3]

2. Направленность критики против властных фигур, групп, но не государственных институтов и конституционного строя.

Государственные и политические деятели,политические группировки, фракции в законодательных и представительных органах власти – это вполне уместные объекты для критики, при чем самой жесткой, если на то есть серьезные основания. Но критика не должна подрывать авторитет государственных институций как таковых, что чревато дестабилизацией общественно-политической обстановки со всеми вытекающими негативными последствиями. Даже принятие Госдумой законов, которые журналисту представляются абсурдными, не дает оснований подвергать обструкции российский парламент как госинститут, отождествляя его  с группой депутатов, голосующих за принятие сомнительных с чьей-то точки зрения законопроектов (даже в том случае, если они составляют подавляющее большинствов нижней палате текущего созыва). Эту грань, судя по всему, перешел блогер Юрий Магаршак в своей публикации на сайте радиостанции «Эхо Москвы»: «…Слово ГОСДУРА пошло в народ, как анекдоты при Хрущеве и Брежневе. А значит, отражает реальность. А это уже серьезно»[4].

3. Взвешенная, а не радикальная модальность (градус) критики.

Практически всегда предмет критики журналиста имеет как положительные, так и отрицательные стороны.  Рассмотрение его через призму всех обнаруженных аргументов «за» и «против» отличает взвешенный подход к освещению происходящего в политической сфере, пусть даже в своих выводах автора склоняется к негативной оценке. В то время как радикальное отсечение одних и концентрация внимания на других, игнорирование «плюсов» и выявление только «минусов» указывает не на оппозиционное, а деструктивное отношение журналиста к предмету его внимания. Ярким примером является вошедшая в медийный обиход характеристика «Единой России», в которой, как и в любом массовом политическом объединении, встречаются люди с самым разным моральным уровнем: «Народ понял, кто есть жулики и воры, и за кого голосовать не надо. По крайней мере, народ понял, под чьей вывеской они ходят на выборы. Но ПЖиВ изловчилась и вернула смешанную систему»[5].

4. Презумпция ответственности и легитимности власти.

Доверие к власти, ее носителям и представителям, является важным условием нормального общественного развития. Поэтому оппозиционное, а не деструктивное СМИ исходит из того, что  значимые властные фигуры, команды, группы являются ответственными (некоррумпированными, отстаивающими общественные интересы, придерживающимися высоких моральных принципов) и легитимными (обладающими законным мандатом на социальное управление), пока об обратном не будут свидетельствовать веские и убедительные доказательства. Их поиск может быть главной целью масс медиа, но только получение таковых является для журналистов поводом для выдвижения обвинений  в адрес политических лидеров.

Так, набили оскомину рассуждения о коррупции в ходе подготовки проведения зимней Олимпиаде-2014. Но на информационных ресурсах можно было встретить обвинения в «распилах» и «откатах» ответственных за организацию игр должностных лиц еще до того, как средства были израсходованы - как, например, в случае с сообщением, датированным 15 августа 2011 года, под заголовком: «Нашу Рашу ждет Распилиада»[6].

Показательны два высказывания заместителя главного редактора "Новой газеты" Андрея Колесникова о президенте Владимире Путине.

Первое отражает мнение, основанное на его интерпретации политики национального лидера, и представляется вполне корректным  отражением оппозиционного дискурса:  «Это абсолютно типичный популистский автократ. […] Он  похож на какого-нибудь Перона, генерала Франко»[7]. Второе, фактически отрицающее право действующего главы государства на управление страной, видится деструктивным:  «…Путинское государство не мое, Путин не мой президент»[8].

5. Уважение исторической памяти и государственных символов.

В любом государстве есть ценности, которые являются общепризнанным, которые образуют основу для национального единства, - имена основателей и героев, государственный герб и флаг. В России к таковым безусловным ценностями относится память о Победе в Великой Отечественной войне. И скандально известный опрос телеканала «Дождь», вызвавший бурные споры об адекватности реакции общества на работу журналистов, стоит рассмотреть в другой плоскости. Постановка вопроса:  "нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?"[9] – допускает напрасность жертв, т.е. открывает дискуссию относительно тех объединяющих наш народ ценностей, которые не могут быть предметом спора.

Нарушение перечисленных требований не в последнюю очередь объясняет негативные оценки, которые дают журналистскому корпусу политологи, придерживающиеся даже разительно отличающихся взглядов. Андраник Мигранян: «…Лучше договариваться с неидеальной, но вполне вменяемой властью, чем следовать бредовым и абсолютно безответственным лозунгам и призывам той части радикальной оппозиции, которая вышла из околожурналистской и околобогемной тусовки»[10]. Александр Дугин: «Это люди, которые ненавидят Россию, наш народ и суверенитет. Это “пятая колонна”. Она представлена в правительстве, в средствах массовой информации, в среде интеллигенции, в научном и экспертном сообществах»[11].

И в случае, когда деструктивные проявления в СМИ не выходят за рамки закона, возникает два вопроса: 1) кто вправе определять вредоносность  публикаций, передач; 2) какие санкции могут за это последовать.

Здесь важно подчеркнуть, что арбитром в данном деле могут выступать только общественные институты, прежде всего – творческие объединения самих журналистов, имеющих  разные взгляды. Государственные органы, равно как и иные социальные институты, находящиеся в фокусе публичного внимания, являются заинтересованной стороной и вряд ли смогут адекватно проводить водораздел между конструктивной критикой и деструктивными проявлениями на таком крайне дискуссионном поле, как освещение политической жизни.

Санкции же в этом случае, как представляется, не должны основываться на государственном принуждении. Сейчас – в условиях меняющихся форматов общественного диалога – появляется много площадок взаимодействия государственных структур и СМИ в дополнение к тем формам сотрудничества, которые установлены законом. При общении с журналистами и редакциями, уличенными в деструктивной медиа-активности (пусть и не нарушающей правовые нормы), разумеется, власть обязана выполнять все предусмотренные законом обязательства (предоставление информации по запросу, отсутствие дискриминации при аккредитации на публичные мероприятия). Но доступ на дополнительные коммуникативные площадки для таких авторов и изданий целесообразно ограничивать - либо с согласия, либо по инициативе творческих объединений, которые вправе определять меру деструктивности СМИ.

*****

[1] Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 02.07.2013) "О средствах массовой информации" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // Консультант плюс.

[2] Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ (ред. от 02.07.2013) "О противодействии экстремистской деятельности" // Консультант плюс.

[3] Россия, которая потеряла // Грани.ru – URL: http://grani.ru/opinion/m.227228.html (дата обращения: 08.04.2014).

[4] Госдура не оговорка. Госдура это общественный феномен. // Радио Эхо Москвы. – URL: http://www.echo.msk.ru/blog/ym4/1026554-echo/ (дата обращения: 12.04.2014).

[5] Выборы в Госдуму будут проходить по смешанной системе  // АВС Новости. – URL: http://abcnovosti.ru/eksklyuziv/2220-vybory-v-gosdumu-budut-prokhodit-po-smeshannoj-sisteme.html (дата обращения: 12.04.2014).

[6] Нашу Рашу ждет Распилиада // Новый взгляд время. – URL: http://www.vladtime.ru/2011/08/15/nashu-rashu-zhdet-raspiliada.html (дата обращения: 12.04.2014).

[7] Космический рейтинг президента Путина  // Радио свобода. – URL: http://www.newsru.com/russia/27jan2014/leningrad.html (дата обращения: 12.04.2014).

[8] Там же.

[9] В Госдуме резко раскритиковали опрос "Дождя" о блокаде Ленинграда // Интерфакс. – URL: http://www.interfax.ru/russia/354056 (дата обращения: 12.04.2014).

[10] Политолог Андраник Мигранян — о том, почему власти удалось перехватить инициативу у оппозиции // Известия. – URL: http://izvestia.ru/news/542233  (дата обращения: 12.04.2014).

[11] Политолог Александр Дугин: «Оппозиция на Болотной – это вершина айсберга» // Коррупции.NET. – URL: http://www.corrupcia.net/aboutnews/item-545.html  (дата обращения: 12.04.2014).

Обсуждения
  • Thumb 2012101919463404001341 233x233

    В рамках упомянутой конференции состоялся и круглый стол «Интернет-журналистика и блогосфера Воронежа: роль в демократизации массовой коммуникации», на котором я попытался донести до коллег мнение, что  развитие интернета приводит в числе прочего и к тому, что журналистика в восприятии интернет-аудитории становится неким дополнительным интернет-сервисом. Есть Яндекс.деньги, а есть Яндекс.новости. И не важно, что последние - это агрегатор информации с других ресурсов, они уже воспринимаются как нечто вторичное.

    И восприятие журналистики как сервиса переносится и в плоскость взаимодействия СМИ с другими социальными институтами, которые зачастую относятся к журналисткой работе как некоей услуге, а себя ощущают в качестве клиентов. В этом, конечно, виноват не только интернет :) Но он  мы же хотим, чтобы журналист, если перефразировать классика, был больше, чем журналист. Чтобы его роль была не "подай-принеси" в информационной сфере. Чтобы СМИ были не только ретрансляторами мнений, но и их выразителями. Причем таких мнений, с которыми считаются. А для этого нужна консолидация. Не только on-line, но и off-line. Чтобы все понимали, что журналисты - это мощная корпорация, которая - в отличие от всех остальных поставщиков информации в сеть - имеет общие ценности, соблюдает определенные принципы, работает по определенным стандартам. Что написанное в интернете журналистом и написанное простым юзером - это две большие разницы.

    Если журналисты  осознают  себя подобной корпорацией и позиционируются в качестве таковой во внешней среде, то характер взаимодействия СМИ с государственными, общественными, даже коммерческими структурами сам собой изменится в лучшую сторону. И Гильдия аналитических журналистов, которую возглавляет Владимир Тулупов, как раз пытается развить этот корпоративный дух.
     

    0
    17.05.2014 17:10
  • Thumb 2012101919463404001341 233x233

    На круглом столе «Интернет-журналистика и блогосфера Воронежа: роль в демократизации массовой коммуникации» также обсуждалось, как последние законодательные новации (например, приравнивающие блогеров-трехтысячников к СМИ) повлияют на развитие блогосферы. Даже оппозиционно настроенные участники высказались в том духе, что никак не повлияют. Но тут стоит добавить, что сами по себе законодательные ограничения, накладываемые на информационную деятельность,  несут только благо. Ведь и с пропагандой наркотиков надо бороться, и с оправданием терроризма - тоже, и с разжиганием всяческой розни и вражды - тем более. Проблема может быть только в правоприменительной практике, когда эти ограничения используются как инструмент давления на журналистов. Но здесь как раз помог бы общественный контроль. Жюри по информационным спорам, которое создала Галина Арапова, могло бы взять на себя и эту роль. Но прежде этот институт должны поддержать сами журналисты, добровольно признать за ним право быть арбитром в конфликтах межу ними и прочими "заинтересованными сторонами".

    0
    17.05.2014 17:12
  • Thumb

    Андрей, нам кажется, что ваши аналитики аналитические записки читают только непосредственно в момент согласования в соответсвующих кабинетах.wink

    К народу надо поближе, а букофф поменьше.

    0
    30.05.2014 01:43
Комментировать

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться.

Наверх