Развитие аналитической журналистики в регионе: ориентиры, стандарты и значение

20.05.2013
ДОКЛАД на пленарном заседании 24-ой Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации», состоявшейся 11.05.2013 на факультете журналистики ВГУ. Уважаемые коллеги! Обозначу проблему, которая – с моей точки зрения - препятствуют выполнению аналитической журналистикой своей главной социальной функции – выступать медиатором общественно-политической дискуссии. От ее решения зависит переосмысление ориентиров, стандартов и значения этого наиболее важного направления публицистики. Как указывают многие исследователи, постоянное умножение количества и расширение многообразия медийных ресурсов по причине конвергенции и интеграции различных способов, приемов и методов отражения современной действительности (прежде всего - в интернет-сегменте) по-новому и остро ставит вопрос о разделении каналов коммуникации на СМИ и не-СМИ. Один мой коллега считает аккаунты в социальных сетях – «личными СМИ», некоторые из которых - с учетом значительного числа «френдов» или «подписчиков» - действительно по охвату аудитории могут конкурировать с информационными ресурсами глобальной сети. Вместе с тем куда более значимым представляется вопрос содержательных отличий первых от вторых. Четкое разграничение важно в связи с тем, что за СМИ признается определенная социальная миссия со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. И такие ожидания по отношению к масс-медиа фокусируются главным образом на аналитической журналистике, призванной поднимать проблемы сохранения ценностных устоев, социально-экономического развития, гармонизации общественных отношений и другие значимые вопросы. Самое существенное отличие аналитической журналистики состоит в том, что она в наибольшей степени оперирует с дискуссионными суждениями о социальной реальности (оценками, версиями, прогнозами, выводами, предложениями), вызывающими в обществе серьезные разногласия, зачастую – принципиального характера. И преимущество журналиста-аналитика по сравнению с другими авторами медийных текстов состоит в том, что в своем творчестве он опирается на определенные стандарты качества, призванные придать его произведениям больший вес и позволяющие считать их заслуживающими большего доверия. Традиционно к указанным стандартам качества относят достоверность и полноту сведений, на которые опираются содержащиеся в публикации утверждения, глубокое и всестороннее рассмотрение поднятых вопросов, отказ от однозначных и тем более категоричных оценок, достаточная обоснованность версий и прогнозов, принятие альтернативного взгляда на затронутые ситуации и проблемы, учет позиции всех компетентных в теме и заинтересованных сторон. Общепризнанным является и такое требование: «Информационное сообщение должно четко отделяться от комментария» (зафиксировано, например, в Пакте о минимальных журналистских стандартах). Вместе с тем нередки случаи, когда аналитический текст формально соответствует перечисленным выше стандартам, но по своей сути представляется осведомленным, «погруженным в тему» лицам тенденциозным, неглубоким, неадекватным и т.д. Нельзя, разумеется, исключать в некоторых случаях субъективизма тех, кто характеризует журналистское произведение. Но следует признать, что подобные отзывы зачастую бывают справедливыми или хотя бы отчасти верными. Разъясняется такое противоречие наличием у аналитической деятельности журналиста проявленной и непроявленной составляющих. В проявленном, т.е. нашедшим отражение в тексте анализе, например, могут присутствовать разные точки зрения, даже диаметрально противоположные, но одинаково подкрепляющие авторскую интерпретацию. А в непроявленной части могут остаться мнения большей убедительной силы, но противоречащие авторскому замыслу. В различных изданиях журналисты имеют разную свободу выражения собственного мнения. В «Коммерсанте» или «Ведомостях» авторская позиция в большинстве текстов не допустима, за исключением написанных в жанре колонки. В «Новой газете» или «Московском Комсомольце», напротив, она ставится во главу угла. Большая же часть изданий находится между этими полюсами – от проправительственной «Российской газеты» до оппозиционной «Газеты.ru». Однако в любом типе СМИ возможна умышленная диффузия авторского и экспертного мнения (в одних случаях первое выдается за второе, в других – наоборот), нацеленная на некритичное следование изначальному творческому замыслу, появившемуся до обращения к компетентным или осведомленным лицам (например, участникам событий), а не развитие первоначальной идеи с опорой на новые заключения и свидетельства. При подобном подходе журналист использует суждения экспертов и других субъектов высказывания, но исключает их соучастие в осмыслении актуальных проблем или ситуаций, которым посвящено журналистское произведение. Рассмотрим примеры, к чему приводит подобное отношение к подготовке аналитических публикаций. Один из острых вопросов политической повестки, который актуализировался в связи с приближением выборов главы Воронежа, - межбюджетные отношения. Информационные ресурсы, прежде всего, конечно, - оппозиционные, крайне некритично подошли к этой теме. Публике были представлены аналитические материалы, в которых рассматривалось «несправедливое» распределение налоговых поступлений, заключающееся в том, что городу остается не более пятой части этих средств, в то время как его вклад в консолидированную казну – самый весомый. Из данных обстоятельств авторы соответствующих материалов сделали вывод: Воронеж обделен и не может развиваться. Такое некорректное заключение стало возможным именно в связи с проведением псевдо-анализа. Ибо полноценный анализ заставил бы авторов задаться вопросом не только о распределении средств между уровнями бюджетной системы, но и о том, какой их объем возвращается непосредственно горожанам (в виде работ и услуг) из государственных бюджетов - областного и федерального. И в этом случае журналистом пришлось бы по крайней мере признать, что проблема не в дележе бюджетных средств, а во взаимодействии между региональной и городской властями. Другой острый вопрос – планы по добыче никеля в Черноземье. Для воронежской прессы характерен здесь такой же «неаналитический» подход. Материалы сводятся к обоснованию либо позиции «за» создание рудной отрасли в крае, либо позиции «против» освоения месторождений цветных металлов. В то же время совершенно не затрагиваются вопросы, которые имеют более существенное значение: как достичь общественного согласия по этому вопросу, насколько возможно достижение баланса интересов федерального центра, принявшего решение о добыче, инвестора, получившим на это лицензию в соответствии с законом, и местными жителями, испытывающими естественный страх перед переменами. Третий пример - в масштабах Черноземья. Немало публикаций в наших печатных СМИ было посвящено сравнению текущих социально-экономических показателей развития областей макрорегиона. В то же время журналисты акцентировались на тех аспектах указанной темы, которые обусловлены объективными, исторически сложившимися факторами: сосредоточение в Липецкой и Белгородской областей сырьевых производств, а в Воронежской – оборонных до сих пор определяет некоторые контрасты в их социально-экономической динамике. Но мало кого интересовал вопрос о сравнении того, как регионы развиваются относительно заявленных ими самими целевых показателей и насколько амбициозные задачи ставят в своих документах стратегического планирования. Указанная выше проблема «неаналитичности» публикаций, претендующих на осмысление общественно-политических и социально-экономических проблем, диктует необходимость ввести еще один критерий качества аналитической журналистики, касающийся непроявленной составляющей деятельности журналиста. Таковым может служить точка формировании окончательного творческого замысла: несущих основную смысловую нагрузку оценок, прогнозов, версий, выводов относительно ситуаций и проблем, ставших предметом осмысления автора. Сложился ли указанный замысел до сбора мнений или после, имело ли место его развитие, пусть и не кардинально подкорректировавшее исходные установки? Иными словами, вопрос состоит в том, насколько эксперты и другие субъекты высказывания повлияли на поворот затронутой темы. Выявление данного крайне субъективного момента творческой деятельности применительно к конкретному произведению, серии публикаций, отдельным изданиям либо их группам представляется возможным посредством использования метода глубинного нестандартизированного интервью авторов, которое в соответствии с разработанными методиками позволяет задавать дополнительные, зондирующие вопросы. Нельзя не учитывать вероятность того, что ответы журналистов-аналитиков будут в несколько искаженном свете представлять индивидуальные особенности творческого процесса. Поэтому при составлении анкет необходимо принимать во внимание подобные сложности и формулировать вопросы таким образом, чтобы при интервьюировании вскрывались противоречия в сообщениях и выявлялась реальная картина аналитической деятельности. Обозначенная исследовательская задача видится крайне перспективной и значимой для углубления понимания отличий журналистики от не-журналистики. Но не менее важно ее решение и для принятия конкретных мер – в первую очередь, со стороны институтов медиа-сообщества, заинтересованных в совершенствовании журналисткой практики – в целях повышения эффективности выполнения СМИ своих социальных функций и соответственно усиления их роли «четвертой власти» в обществе. Спасибо за внимание!
Комментировать

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться.

Наверх